1000 визиток БЕСПЛАТНО

40% россиян не способны без потерь пережить кризис

Для этого им не хватает денег, связей и образования

Почти 40% россиян не хватает ресурсов, чтобы адаптироваться к кризису, показал опрос 3000 человек, проведенный в 2017 г. аналитиками ИНСАП РАНХиГС. Они до сих пор в зоне риска, говорит сотрудник лаборатории исследований социального развития ИНСАП РАНХиГС Дмитрий Логинов: если ситуация в экономике не улучшится, их благосостояние продолжит ухудшаться, бедность – расширяться. Это, прежде всего, пожилые люди, жители сел и малых городов, люди без высшего образования, рабочие разной квалификации, рядовые работники торговли и бытового обслуживания, а также безработные. Кризис ударил по благосостоянию почти половины из них, и только каждый 10-й сообщил хотя бы о небольшом улучшении в материальном положении.

Ресурсами для выхода из кризиса могут быть доходы, сбережения, в том числе второе жилье, профессиональное образование или социальные связи, перечисляют эксперты института в мониторинге. Но лишь 20,4% россиян используют их полностью. Как правило, это люди моложе 45 лет, с высшим образованием, проживающие в средних и крупных городах и работающие на позициях руководителей и высококвалифицированных специалистов. Благосостояние 68% из них в кризис не ухудшилось, а у 31% даже улучшилось, следует из мониторинга РАНХиГС.

В кризис россияне заметно обеднели: их доходы снижались четыре года подряд, с 2013 г. – на 11%, подсчитывали аналитики Fitch. В 2017 г. они сократились у людей в 75% регионов, говорила директор ИНСАП РАНХиГС Татьяна Малева. А остальные – в основном слаборазвитые регионы, где население занято преимущественно в бюджетном секторе, добавляла главный научный сотрудник РАНХиГС Наталья Зубаревич. Уровень бедности в России вырос с 10,7% в 2012 г. до 13,8% в сентябре 2017 г. Бедность, низкие зарплаты и снижение доходов в 2017 г. заняли первое место в списке проблем россиян, показал опрос «Ромира».

37% россиян за последние 2–3 года даже не пытались адаптироваться к кризису, показал опрос, некоторых падение экономики не коснулось, а у большинства просто не было ресурсов, чтобы «оптимизировать» их в кризис. Они стали влезать в долги, пишут авторы опроса. Осенью 2017 г. доля россиян, занимающих у родственников и знакомых, выросла с 40 до 60%, а тех, кто покупает в кредит, – с 12 до 22%, указывали авторы мониторинга Института социальной политики ВШЭ. За весь 2017 год кредиты населению выросли на 13,2%, обогнав по темпам роста депозиты, следует из данных ЦБ.

Но обращение за кредитом в кризис не является активной стратегией адаптации – это не развитие, а выживание, считает Логинов. В отличие от кредитования во время экономического подъема – например, под развитие бизнеса, говорит он.

Остальные россияне пытались что-то предпринять – например, больше инвестировать и сберегать, хотя из-за сложной экономической ситуации чаще приходилось, напротив, тратить накопленное, пишут аналитики ИНСАП РАНХиГС.

Люди сначала пытались экономить, покупали более дешевые продукты или одежду либо вовсе отказывались от части товаров и услуг, но осенью некоторым ужимать и без того скудное потребление стало некуда и они начали переходить к активной стратегии – искать подработку, более высокий заработок, пробовали заняться бизнесом, указывали эксперты ВШЭ: доля таких семей выросла до 25% с 16% годом ранее.

Работающие россияне пытались повысить доходы, выполняя сверхурочную и дополнительную работу, пишут аналитики ИНСАП РАНХиГС, но какой-то финансовый выигрыш получили лишь высококвалифицированные работники. Люди моложе 40 лет повышали квалификацию, меняли работу или профессиональный статус. Средний класс – на более прибыльную, но менее статусную, а люди с низкими доходами просто стали больше подрабатывать, указывала директор Института социальной политики ВШЭ Лилия Овчарова.

У обеспеченных россиян с высоким уровнем образования есть еще одна стратегия борьбы с кризисом – эмигрировать, отмечают аналитики ­ИНСАП РАНХиГС. Но она не очень распространена, признают они.

Всеми способами адаптироваться к кризису пытались лишь 29% россиян. Еще 23% кроме этого работали в личном подсобном хозяйстве, указывают авторы опроса. А полагались только на него только 11% из них. Люди, особенно в селах, стали больше заниматься личным подсобным хозяйством – выращивать больше овощей и фруктов, разводить птицу у себя на участке, делать домашние заготовки, отмечали и аналитики ВШЭ.

vedomosti.ru

5 комментариев на «“40% россиян не способны без потерь пережить кризис”»

  1. Ну можно не только без колбасы! Можно и без яиц, хлеба, масла, овощей, фруктов, мяса, рыбы и морепродуктов, без одежды, без обуви (ватники и лапти не считаем), без медицины, без лекарств, без образования, без телефона и компа. Ухудшению ведь нет пределов. Можно вообще сразу в деревянный ящик и на кладбище, дешево и сердито, да и продукты не понадобятся. И кризис будет незаметен :))))

  2. У этих 40% нет кризиса, они считают нормальным жить в нищете и гордиться ракетами, танками, войнами в Сирии

  3. Зато они показали всему миру… Это они грозят американцам и европейцам, они граждане великой державы, у них бедность не порок, а скрепа. Дай им волю, они бы отобрали все, что есть у более работящего соседа или фермера, сожгли его более ухоженный дом и гордились бы этим.

  4. Занимательная математика, в этой вашей статистике все время базовые числа около 1/3…2/3 (не делаю выводов, просто наблюдение): 31% живут лучше в кризис, 66% без приписок голосуют за Путина, две трети россиян регулярно употребляют алкоголь, две трети россиян не имеют накоплений, две трети россиян доверяют ТВ больше, чем другим источникам, две трети россиян за строительство новых храмов, две трети россиян поддерживают установку памятных знаков Сталину… и т.д. (достаточно в Гугл набрать «две трети россиян» за разные периоды).

  5. «опрос 3000 человек, проведенный в 2017 г. аналитиками ИНСАП »
    Чё, прям сами аналитики разъехались по России и проводили опрос?
    «Пыль глотать замучились», наверное, как говорил ВВП.